На главную

Лермонтов М.Ю.

Сон

The Dream

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя,

Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их желтые вершины
И жгло меня — но спал я мертвым сном.

И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне.

Но в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена;

И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди, дымясь, чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струей. 

 

In noon's heat, in a dale of Dagestan
With lead inside my breast, stirless I lay;
The deep wound still smoked on; my blood
Kept trickling drop by drop away.

On the dale's sand alone I lay. The cliffs
Crowded around in ledges steep, 
And the sun scorched their tawny tops
And scorched me - but I slept death's sleep.

And in a dream I saw an evening feast
That in my native land with bright lights shone;
Among young women crowned with flowers, 
A merry talk concerning me went on.

But in the merry talk not joining, 
One of them sat there lost in thought, 
And in a melancholy dream
Her young soul was immersed - God knows by what.

And of a dale in Dagestan she dreamt;
In that dale lay the corpse of one she knew;
Within his breast a smoking wound showed black, 
And blood ran in a stream that colder grew.

Translated by Vladimir Nabokov